Цитаты из Писаний Бахаи
о военной службе и ношении оружия

 

 

Бахаулла, Абдул-Баха, Шоги Эффенди, Всемирный Дом Справедливости

 

Подготовлено
Офисом общественной информации
Общины бахаи России

 

www.bahai.ru

 

 

Москва
2002 г.


Бахаи не могут идти добровольцами туда, где им придётся лишать людей жизни...
Бахаи не могут идти добровольцами в какой-либо род Вооруженных сил, где им придётся следовать приказам о лишении человека жизни.[1]

***

Бахаи не являются принципиальными противниками военной службы. Наша позиция как бахаи состоит не в том, что мы не станем подчиняться нашему правительству или не будем защищать нашу страну, если на неё напали; но мы не считаем правильным убивать своих собратьев и не желаем принимать в этом участия. Мы не являемся принципиальными противниками армии — отнюдь, мы согласны служить, однако желаем,… чтобы нас направили на нестроевую службу. Если вы хотите получить совет в этом вопросе, вам следует обратиться к Национальному Духовному Собранию, поскольку вопросы эти возникают постоянно, и они могут дать вам наиболее точный и применимый в данных условиях совет.[2]

***

У верующих есть множество способов помогать в военное время. ...Верующие, выражая свою готовность безусловно подчиниться любым указаниям властей касательно службы в военное время, должны, вместе с тем, ещё перед тем, как вспыхнула война, подать заявление в правительственные органы с просьбой освободить их от активной военной службы в боевых частях, подчёркивая при этом, что ими движут не эгоистичные желания, но исключительно стремление следовать Учению своей Веры, возлагающей на них моральную обязанность воздерживаться от любых действий, которые заставляли бы их вступать в прямые военные действия со своими собратьями по роду человеческому, к какой бы расе или нации они ни принадлежали.

Учение бахаи сурово и недвусмысленно осуждает любые формы физического насилия, а война по поле битвы является, несомненно, одной из его форм, и даже, наверное, худшей из всех.

Есть множество других способов для верующих помочь в военное время, служа в нестроевых войсках и занимаясь деятельностью, которая не связана непосредственно с пролитием крови — например, санитарная служба, служба гражданской противовоздушной обороны, канцелярская и административная работа — и именно на служение в таком качестве они и должны претендовать.

При этом не имеет никакого значения, насколько опасна эта деятельность, будь то дома или на фронте, поскольку их цель — не сохранение собственной жизни, но воздержание от актов преднамеренного убийства.

Друзья должны считать, что их принципиальный долг как верных членов своей Веры — подать заявку о таком освобождении, пусть даже вероятность того, что власти дадут своё согласие и одобрят такое прошение, весьма мала. Совершенно необходимо, чтобы во времена того общенационального возбуждения и чувства неотложности, через которые проходят столь многие страны, верующие не позволяли себе увлечься страстями, бушующими в массах, и сбиваться с пути мудрости и умеренности, что в итоге приведет их к нарушению, пусть даже неохотному и непрямому, как духа, так и буквы Учения.[3]

***

Бахаи признают право и долг правительства защищать свой народ Бахаи признают, что у правительства есть право и долг использовать силу для поддержания закона и порядка и для защиты своего народа. Таким образом, для бахаи пролитие крови во имя этой цели не является принципиально неправильным.

Вера Бахаи проводит весьма чёткое различие между личной обязанностью прощать и заповедью «лучше быть убитым, чем убивать самому», и обязанностью общества поддерживать справедливость. Этот предмет был разъяснён Абдул-Баха в «Ответах на некоторые вопросы». В условиях нынешней ситуации в мире бахаи стараются держаться в стороне от междоусобных конфликтов, что бушуют между их собратьями, и избегают проливать кровь в битвах, однако это не означает, что они абсолютные пацифисты.

Этот момент был объяснён в следующем заявлении, написанном секретарём Шоги Эффенди от его имени 21 ноября 1935 г.: «Что касается абсолютных пацифистов, то есть принципиальных противников войны, то их поведение с точки зрения бахаи является в значительной степени противообщественным, оно отводит первостепенное значение личным взглядам, что неминуемо приведёт к беспорядкам и хаосу в обществе. Крайние пацифисты поэтому весьма близки к анархистам, в том смысле, что обе эти группы придают чрезмерное значение правам и достоинствам личности. У бахаи концепция общественной жизни опирается, главным образом, на принцип подчинения личной воли интересам общества. Она не подавляет личность и вместе с тем не пытается возвысить её до того уровня, когда она превратится в существо антисоциальное, в угрозу для общества. Как и во всём остальном, бахаи следуют «золотой середине». Единственный способ функционирования общества — это подчинение меньшинства воле большинства.

Другим важным возражением в адрес таких принципиальных противников войны является то, что их метод установления мира чересчур негативен. Отказ от сотрудничества — слишком пассивная философия, чтобы стать эффективным путём перестройки общества. Сначала должно наступить духовное возрождение в каждом человеческом сердце, которое ничто, кроме дела Божьего, не сможет осуществить в необходимой мере.»[4]

***

Когда бы ни возникали обстоятельства, требующие военного или полувоенного служения, друзья-бахаи должны сделать всё от них зависящее, чтобы избежать его. Если, однако, их заставляют делать это, они должны всеми силами стараться служить только в нестроевых частях. Когда «служение нации», которое, согласно вашему описанию, существует в Гайане, включает в себя обучение навыкам и профессии, полезной человечеству — например, сельскому хозяйству,— друзья, конечно же, могу пойти туда добровольцами, при условии чётких гарантий того, что такая подготовка не будет означать последующего призыва на военную службу в строевых частях.

Если друзей обязывают проходить подготовку военного типа, то они должны постараться, чтобы их приписали к таким нестроевым службам, как ношение носилок, медицинским частям, административной работе и другим важным подразделениям воинских организаций, где от них не потребуется непосредственно лишать кого-то жизни.[5]

***

«Запрещено вам носить оружие, если нет в том необходимости…».[6]

***

Говоря об обстоятельствах, в которых ношение оружия может представлять «необходимость», Абдул-Баха разрешает верующему самооборону в случае опасности. В одном из писем, написанном от имени Шоги Эффенди, также указывается, что в крайних ситуациях, когда у бахаи нет возможности обратиться за помощью в полицию или другие органы, он вправе защищать свою жизнь. Есть и другие случаи, когда оружие является необходимым и может законно использоваться: например, в странах, где люди добывают пропитание и одежду охотой, а также при занятиях такими видами спорта, как стрельба из лука, стрельба из огнестрельного оружия и фехтование.

На общественном уровне принцип коллективной безопасности, сформулированный Бахауллой (см. Крупицы из Писаний Бахауллы, CXVII) и развитый Шоги Эффенди (см. послания Шоги Эффенди в книге «Мировой Порядок Бахауллы»), не отменяет использования силы, но предполагает установление такой «системы, при которой Сила превращается в служанку Справедливости», и в рамках которой предусматривается создание международных миротворческих сил для «защиты органической целостности всего мирового сообщества».[7]

***

Завоевание может быть достойным похвалы, и бывают времена, когда война становится прочной основой мира и уничтожает сами средства разрушения. Если, например, благородный властелин ведёт свои войска, чтобы воспрепятствовать нападению мятежника и агрессора, или же он выходит на поле брани и прославляет себя в борьбе за объединение разделённого государства и народа,— коротко говоря, если он ведёт войну за правое дело, тогда эта кажущаяся ярость — сама милость, и эта очевидная тирания — сама суть справедливости, эта война — краеугольный камень мира.[8]

 

Ссылки на источники



[1] Из письма Всемирного Дома Справедливости Национальному Духовному Собранию островов Фиджи, 2 августа 1971 г. Цит. в Lights of Guidance: A Bahá’í Reference File, Bahá’í Publishing Trust, New Delhi, India, № 1351.

[2] Из письма от имени Шоги Эффенди одному из верующих, 15 июля 1952 г. См. там же, № 1352.

[3] Из письма от имени Шоги Эффенди Национальному Духовному Собранию Британских островов, 4 июня 1939 г. См. там же, № 1353.

[4] Из письма Всемирного Дома Справедливости Национальному Духовному Собранию Соединенных Штатов, 9 февраля 1967 г. См. там же, № 1354.

[5] Из письма, написанного Всемирным Домом Справедливости Национальному Духовному Собранию Гайаны, Суринама и Французской Гвианы, 14 сентября 1975 г. См. там же, № 1358.

[6] Бахаулла, Китаб-и-Агдас (Наисвятая Книга), абз. 159.

[7] Там же, прим. 173.

[8] Абдул-Баха, Секрет Божественной цивилизации, Издательство Бахаи «Единение», СПб., 2002, стр. ??? (прим.43).